Мы и они: социальное влияние в межгрупповых отношениях

Каждая группа считает свои социальные ценности, представления, традиции, верования и т. д. единственно правильными, и следовательно, полагает себя как некий эталон, которому должны следовать все остальные группы. Поэтому восприятие образа жизни, ценностей, представлений, даже внешнего облика других этнических групп происходит с позиции сравнения «их» с «нами». Поскольку другие отличаются, поскольку «они» не такие, как «мы», значит они «неправильные», плохие. Ведь правильные и хорошие — это «мы». Таким образом, степень их «неправильности» определяется тем, насколько «они» не похожи на «нас».

 

1. Этноцентризм. Одна из фундаментальных причин непонимания и конфликтов. Была установлена еще в начале XX века социологом Уильямом Самнером. Он обнаружил, что всем им свойственно одинаковое восприятие себя в окружающем мире как центра мироздания. Каждая группа считает свои социальные ценности, представления, традиции, верования и т. д. единственно правильными, и следовательно, полагает себя как некий эталон, которому должны следовать все остальные группы. Поэтому восприятие образа жизни, ценностей, представлений, даже внешнего облика других этнических групп происходит с позиции сравнения «их» с «нами». Поскольку другие отличаются, поскольку «они» не такие, как «мы», значит они «неправильные», плохие. Ведь правильные и хорошие — это «мы». Таким образом, степень их «неправильности» определяется тем, насколько «они» не похожи на «нас».

2. Группоцентризм. Группы воспринимают друг друга с позиции «Мы» и «Они». При этом понятно, что «Мы» — это кладезь добродетели, в то время как «Они» — скопище пороков. Обостренное «мы-чувство», подстегивающее самовосхваление, и тесная групповая сплоченность свойственны не всем группам и не всегда, а лишь в каких-то чрезвычайных ситуациях.

3. Категориальная асимметрия. Обнаружена Амосом Тверски. Суть эффекта асимметрии состоит в том, что сравнивая два объекта, люди могут совершенно искренне полагать, что один объект похож на другой (например объект А похож на объект Б) в то время как обратного сходства не наблюдается (то есть объект Б не похож на объект А). Так, скажем, люди могут утверждать, что, допустим, Новосибирск похож на Москву, а вот Москва на Новосибирск — нет. Другой пример: американцы склонны считать, что другие похожи на них гораздо больше, чем они сами — на других.

4. Асимметрия могущества и статусов. Все группы, в том числе и этнические, отличаются друг от друга мерой могущества, влиятельности, статусом.Различия в могуществе, влиятельности и статусе очень часто приводят к усилению группоцентризма. Причем это характерно как для групп с относительно низким, так и с высоким статусом. Понятно, что в этом случае низкостатусные группы воспринимают привилегированное положение своих противников как несправедливое, незаслуженное, незаконное, да и вообще временное. Излишне говорить, что с позиции высокостатусной группы все выглядит прямо противоположным образом. Тем не менее, как одна, так и другая группа в сложившейся ситуации активно занимается самовозвеличиванием, самовосхвалением и выказывает крайний негативизм в отношении противной стороны.

5. Внутригрупповой фаворитизм и межгрупповая дискриминация. Если Уильям Самнер обнаружил пристрастное восприятие своей и чужих групп в результате наблюдения за этническими общностями, то британский социальный психолог Руперт Браун, проводя исследования на авиастроительных заводах, убедился в том, что рабочие бригады предпочитали даже потерять в собственном заработке, лишь бы только зарплата в других бригадах была ниже, чем в их собственной. Другими словами, производственные группы сравнивали себя и стремились к тому, чтобы хоть в чем-то, но желательно в существенном (например, в зарплате) «их» превосходить. При этом они не сравнивали себя с группами другого уровня, скажем, с администрацией, чья зарплата была очевидно больше. Но членов производственных бригад этот аспект мало интересовал, поскольку административные работники — не их уровень сравнения. Точно так же, если предположить, что, допустим, одна студенческая группа стала бы вдруг получать большую, чем остальные группы, стипендию, то это вызвало бы гнев и возмущение в «обделенных» группах. Но студентам не приходит в голову протестовать, например, против того, что их стипендия ниже, чем заработная плата преподавателей, хотя и студенты, и преподаватели заняты в одном и том же учебном процессе.

6. Теория социальной идентичности. Люди предпочитают иметь завышенную, а не заниженную самооценку. Принадлежность к группе, будучи частью нашего самосознания, может повышать, а может и понижать нашу самооценку. Понятно, что вхождение в «хорошую» группу и идентификация с ней обеспечивают человеку позитивное представление о себе. И наоборот, идентификация с «плохой» группой способна сделать человека «плохим» в его собственных глазах.

Теория социальной идентичности полагает, что люди добиваются этого посредством межгрупповой дискриминации. Мы сами творим свой социальный мир, поэтому в нашем распоряжении весь арсенал психологических средств, позволяющий возвысить свою группу или принизить чужую. Последнее сделать проще всего и таким образом можно легко поднять собственную самооценку. Отметим, что и в межличностных отношениях очень многие люди именно так и поступают: сравнивают себя либо с теми, кто заведомо находится в проигрышном положении, либо попросту придумывают для тех, с кем себя сравнивают, не существующие у них недостатки. Чем большее значение имеет для членов группы их групповая принадлежность, тем сильнее они будут проявлять межгрупповую пристрастность.

http://www.elitarium.ru/index.php

← повернутися назад



Jobs.ua рекомендує: