Мания выжимания: как регулятор нашел способ убрать с рынка треть банков

Все началось еще до кризиса. В августе года первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян объявил о том, что Центробанк намерен ужесточить требования к капиталу кредитных организаций. Было подсчитано, что в результате принятия одной поправки число банков должно сократиться на треть. То есть больше 300 структур после вступления в силу закона прикажут долго жить - лишатся лицензии, преобразуются в небанковские кредитные организации либо сольются с более крупными банками. Это была отнюдь не первая попытка Банка России сократить количество существующих финансово-кредитных учреждений, одним махом избавившись от «малышей». Поэтому банкиры робко надеялись на то, что дело вновь кончится громкими заявлениями о намерениях. Их вера в то, что принятия закона удастся избежать, укрепилась после наступления кризиса: проблемы с ликвидностью, кредитованием, фондовым рынком создавали не лучший фон для принятия судьбоносных решений. Однако Центральный банк доказал, что в этом вопросе он готов идти до конца. В феврале 2009-го Госдума в третьем, окончательном чтении приняла законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности», предусматривающий поступательное увеличение размера собственных средств кредитных организаций - до 90 млн рублей с 1 января 2010 года и до 180 млн рублей с 1 января 2012 года. Несмотря на предопределенный конец, история с внесением в закон поправок оказалась весьма загадочной. Заместитель председателя Комитета Госдумы по финансовому рынку Юрий Зеленский рассказал НБЖ о своем предложении перенести вступление в силу нового норматива на год. Ассоциация региональных банков «Россия» высказывалась за два года отсрочки. И всерьез говорилось о том, что первый вариант точно будет реализован.

 «Профильный Комитет Госдумы внесенную мной поправку поддержал. Но на пленарном заседании я присутствовать не мог - уезжал в командировку. И постфактум узнал, что председатель Комитета Владислав Резник поправку снял, так что закон был принят в первоначальной редакции. Как такой фокус мог произойти, я не знаю», - поведал НБЖ Юрий Зеленский. И добавил: что хотя на сегодняшний день 5 млн евро -величина для банковского бизнеса, мягко говоря, небольшая, время для принятия закона выбрано крайне неудачно. Тяжелая экономическая ситуация, очевидная нехватка ресурсов - как в такой ситуации можно повысить капитализацию банка, не очень понятно. «Поэтому надо было оттянуть процесс и посмотреть, как будет развиваться ситуация в кризис», - уверен Зеленский, не понаслышке знакомый с проблемами региональных банков (а не секрет, что как раз они являются первыми кандидатами «на вылет»). Член Комитета Госдумы РФ по финансовому рынку Павел Медведев на вопрос о том, почему поправки все-таки не были приняты, ответил лаконично: «Более сильными оказались те, кто их не хотел». Противникам законопроекта оставалось апеллировать к Совету Федерации. На защиту малых кредитных структур встали обе банковские ассоциации. Их президенты Гарегин Тосунян и Анатолий Аксаков направили совместное послание председателю верхней палаты Сергею Миронову и руководителям профильных комитетов. В письме закон назван крайне несвоевременным и вредным, противоречащим принятым ранее постановлениям и наносящим колоссальный вред банковской системе. И сенаторы поначалу отложили рассмотрение документа. Источник в Совете Федерации сообщил, что к единому мнению Комитет по финансовым рынкам и денежному обращению прийти смог не сразу. Но 20 февраля закон все-таки был одобрен, причем почти единогласно. 115 сенаторов высказались «за», 2 - «против» и 4 - воздержались.

← повернутися назад



Jobs.ua рекомендує: